За пять минут до Рая

Ад.

Мы тогда очень сильно поссорились. Мы ссорились негромко, это даже нельзя было назвать ссорой. Вернее мы вообще не ссорились. Ничего не было, просто все было не так. Мы почти не разговаривали… Не целовались при встрече, ужинали молча, ложились рано, будто мы совсем чужие… И так продолжалось уже неделю.

Раньше мы много раз шутили про развод и даже снимали обручальные кольца. Сейчас кольца были на местах. Но мое почему-то ужасно терло и просилось выпустить, будто оно живое и все чувствует. Мы иногда кричали друг на друга, но все это заканчивалось смехом и объятьями. А сейчас все было совсем по-другому. Не было истерик, каких-то слов. Вообще ничего не было. Просто всё как-то изменилось…

 

Она сидела на кухне, а я в комнате. Стояла какая-то тусклая, пыльная тишина, и мы оба пытались её разрушить, изображая, что у нас есть какие-то дела. Она гремела посудой, делая вид, что что-то готовит. А может быть, она на самом деле что-то готовила, я уже не помню… Я включал и выключал телевизор, который всё равно не смотрел. Потом поставил музыку на ноутбуке, полежал на диване, походил по комнате, но все без толку – я решительно не знал, чем себя занять. Решил взять сотовый телефон в прихожей. Я шел туда, стараясь изо всех сил не заглядывать на кухню, но при этом создать как можно больше шума, чтобы она обернулась.

На кухне лилась вода и что-то шипело на сковородке. Она старательно меня не замечала. Я вернулся в комнату и начал перебирать номера в телефонной книжке: Анечка, Анечка 2, Анна Ковальчук, Анюта, Анюта домашний, Аня… Кто они? Кто все эти женщины? Я даже не могу вспомнить их лиц, не говоря уже об обстоятельствах, при которых с ними познакомился. Зачем я вообще взял телефон? Мне даже звонить-то некому! Все эти номера московские, а мы уже год, как переехали. Я ещё понажимал на клавиши, словно прося мобильник зазвонить, надеясь, что хоть кто-то обо мне вспомнит. Но мой телефон со стертыми кнопками, казалось, меня совсем не слышал. Мне вообще казалось, что в последнее время меня никто не слышит: ни собеседники по телефону, ни компьютер, когда я на него ворчу, а теперь не слышит даже она.

Я кинул мобильник на диван и вернулся к ноутбуку. В этот день интернет  словно остановился, даже спамеры обо мне забыли – в ящике ни одного письма. Нет новостей, нет новых комментариев в блоге, нет друзей online. Вообще ничего нет!

Но сильнее всего меня грызли мысли: «И почему у нас с ней так? Ведь ничего же не случилось… Совсем ничего!» От них безумно хотелось убежать, спрятаться, чтобы только они хоть на секунду растворились.

Я пошел в прихожую. И начал собираться. Очень долго искал в шкафу легкий шарф, потом зачем-то примерял шапку, хотя было не холодно. Посмотрелся в зеркало и решил, что все-таки без неё лучше. Потом, уже в ботинках, прошел в комнату, чтобы взять перчатки. Долго гремел ключами от машины, чтобы хоть как-то привлечь её внимание. Вернулся в комнату за документами. Ещё потоптался в коридоре, и она, наконец, выглянула с кухни.

«Ты куда-то собрался?!» – спокойно сказала она, вытирая руки полотенцем.

Она смотрела так, будто ей все равно. Будто, если я уеду навсегда, для неё ничего не изменится. Все было так сложно, так глубоко, что она одними интонациями говорила все то, о чем мы молчали… А я просто смотрел на нее, перебирая ключи в кармане. Бегал взглядом по её контурам, словно говоря: «Ну, зачем ты так?» Пауза затягивалась, я молчал, она откинула полотенце на спинку старого стула и повторила свой вопрос.

- В Рай… – ответил я тихо.

- Куда?

- В Рай… – повторил я на выдохе.

- Какой Рай? О чем ты?

- Поедешь со мной?

- Хватит! Никуда ты не поедешь! Что за бред?! – громко сказала она, перегородив входную дверь.

 

Мы стояли в коридоре и смотрели друг на друга. Эта сцена – одна из таких, что навсегда врезаются в память. Я помню все: как пряди ее каштановых волос лезли ей в глаза, как бегали ее зрачки, какой у нее был запах… Помню даже ту футболку, которая на ней была одета, как она чуть смялась у воротничка и была неаккуратно заправлена в джинсы. Всё-всё, каждый миллиметр той картины, что до сих пор лежит в самом ярком углу моих воспоминаний.

Ее губы едва заметно шевелились, а я все еще перебирал ключи в кармане. И она начала говорить, спокойно и тихо. И моя жизнь по кадрам медленно проецировалась на сетчатки глаз. Она вращалась с пронзительным шелковым шуршанием, как кинопленка в бобине. И так быстро, будто это трейлер какого-то дорого фильма со взрывами и выстрелами.  

Она вспомнила всё: моих бывших, какую-то Ксюшу, которую я уже забыл, еще кого-то, подарки, деньги, порванное платье, тот сломанный компьютер, плюшевого слона, забытого в гостинице. Сотни разных мелочей она завертела в какой-то бешеный водоворот, в котором металась наша жизнь. Каждый кусочек нашего прошлого волны разбивали с неистовой силой. Всё разлеталось буквально за секунды! И она в центре всего этого, продолжая говорить, захлебываясь словами. А я молча слушал про Брянск, который мы вместе выбрали, про старую машину, которую пора уже поменять, даже про киснущее молоко, которое никто не пьет… Казалось, всему этому не будет конца! Она не ругалась, не кричала, а просто перечисляла. Всё. Всю нашу с ней жизнь, всё, что в ней было. Все те события, из которых она состояла. У нас ведь ничего больше и нет, кроме этих воспоминаний, кроме нас самих… Ни-че-го!

- О каком Рае ты говоришь? О каком? Мы в Аду! В Аду… Я ничего не хочу… Ты посмотри…

- Поехали вместе… – перебил я, и протянул открытую ладонь.

 

Она ничего не ответила, постояла с минуту, еще раз провела по мне взглядом. Молча начала одевать сапоги, резко дергая молнии, которые как на зло не поддавались. Накинула пальто прямо на футболку, и мы спустились к машине.

Вы можете скопировать мои буквы к себе:
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Блог Li.ру
  • Blogger
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • email

Добавить комментарий

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> <font color="" face="" size=""> <span style="">